Первая смена

Тяжелая дверь районной библиотеки отворилась, и на полуденный солнцепек вышел мальчик лет двенадцати. Сойдя по ступенькам, он почувствовал на себе взгляд и обернулся.
  – Парень, поди-ка сюда, – окликнул невысокий мужчина, прятавшийся от жары под козырьком здания. Выйдя на свет и блеснув улыбкой сквозь густую рыжую бороду, он спросил паренька: – Хочешь мороженое?
  Пухленький мальчуган без каких-либо эмоций выудил из кармана увесистый смартфон и сделал снимок незнакомца.
  – Ты чего, малой? – спросил мужчина.
  – Мужик, не отвалишь – запощу в ВК и полиции отправлю!
  – Что ты, я чисто из добрых побуждений! – затараторил мужчина, метаясь взглядом из стороны в сторону. – Мне так-то помощь твоя нужна…
  – Ты не понял, да? – мальчик угрожающе размахивал телефоном перед собой.
  – Да правду говорю! Я тут одну книженцию в библиотеку задолжал, не отнесешь за меня?
  – Что, серьезно? – ухмыльнулся мальчик, разглядывая рыжебородого и его накачанные мускулы.
  – Мороженое вперед.
  – Стыдно, да? Такой взрослый и боишься сам сходить?
  – Да – стыдно. Ну что, поможешь?
  Мальчик пожал плечами и ответил:
  – Ладно, есть у меня минут десять, давай книгу и двести рублей.
  – Двести?
  – Ты же не знаешь, какое мороженое я люблю?
  – Хитер. Держи.
  С довольной ухмылкой мальчик убрал дармовой заработок в карман.
  – Есть еще просьба, – мужчина заискивающе посмотрел в глаза ребенку и продолжил: – Точнее – две.
  – Ну, чего еще?
  – Фото удали.
  – Ладно, – выдохнул мальчик и, активировав сенсорный экран, большим пальцем за секунды справился с обещанным: – А вторая?
  – Вот тебе записка, – мужчина протянул ребенку клочок бумаги, – подойдешь к тетеньке в очках и прочитаешь. Она поймет.
  – Она тебе нравится? – со смешком поинтересовался мальчик. – Это ведь на французском, да?
  – Это латинский, дай сюда, – мужчина выхватил листок и, вынув из нагрудного кармана ручку, добавил на нем еще строчку: – А это на русском, так не ошибешься.
  – Ок. А книжка где?
  – Сейчас, – осмотревшись по сторонам, мужчина зашагал к припаркованной рядом иномарке с московскими номерами. От сигнала с брелока крышка багажного отделения поднялась и мужчина явил на свет белый непрозрачный пакет.
  – Вот, держи, – сказал мужчина, передав пакет ребенку.
  – Тогда я пошел, время – деньги.
  – Давай.
  Мальчик бегом поднялся по лестнице, рывком открыл знакомую дверь и скрылся в темноте проема.
  Мужчина же вернулся к машине и достал из багажника потертый кожаный чемодан. Щелкнули замки, крышка откинулась, открыв на обозрение странный для обывательского глаза предмет: своего рода охотничий патронташ, только вместо патронов на ремешках были закреплены миниатюрные, с красивым обкладом, книги. Надев снаряжение, рыжебородый посмотрел сначала на циферблат наручных часов, потом на окна старой библиотеки и, увидев в окнах вспышку, сказал: “Ну, погнали”.
  ***
  – Проспал! – крикнул на весь дом седой старик в полосатой пижаме. Толкая внука тростью с зелёным набалдашником в плечо, продолжил:
  – Алешка! Не будет тебе перевода в столицу – и не мечтай. Такими темпами застрянешь до седин в этом болоте.
  – Да встаю, дед, – Алексей перевернулся на спину и, потирая глаза, спросил: – А который час?
  – Полдень! Была б жива моя старуха, таких бы тебе отвесила…
  – Ешки-матрешки! – крикнул парень и подскочил к стулу с одеждой. – Дед, ну ты это…Ты чего не разбудил то?
  Старик ответил с ухмылкой:
  – Я с этого дня на пенсии, пост теперь твой. Скажи спасибо…
  – Спасибо, – пробубнил Алексей, закончив одеваться. – Чай ставил?
  – Неа. На работе напоят, ты теперь единственный мужик там.
  – Фолты дашь?
  – Что?
  – Ну фолианты – книжки свои, или мне со стажерским “Аer” идти?
  – Не, не дам. В наше время одна на семерых была. С одной управишься, тем более книга то Воздуха!
  – Ясно-понятно. Давай, побежал я.
  Старик махнул рукою и достал из кармана старенький портсигар.

  ***
  Кроссовки шаркали по красным деревянным половицам, вдоль бело-зеленой стены, приближая мальчика к столу библиотекаря. Помещение на первый взгляд не представляло из себя ничего особенного, но только на первый взгляд. Чтобы постичь магию этого места, потребовалось бы взять интересную книгу и занять один из свободных столов. При чтении обязательно наступит момент, когда перестанешь воспринимать книгу символьно: начнешь взаимодействовать с образами, а образы, как кирпичики, могут выстроить в нашем сознании целые вселенные. А катализатором этого процесса служит тишина. Вот так просто: помещение из кирпича хранит на бумаге символы, которые за считанные минуты могут перенести каждого желающего в любой уголок мира, момент времени, истории реальной или вымышленной – главное иметь читательский билет и вовремя сдавать книги. Как раз с последними словами ребенок обратился к женщине в строгих очках; она разливала коллегам кипяток по кружкам и, мило улыбаясь, ответила:
  – Значит он постеснялся? Взрослые должны подавать правильный пример. Ты, надеюсь, не вырастешь таким трусихой?
  – Конечно нет! Вот решил помочь ему – просто так!
  – Какой ты, Максимка, молодец, – женщина наконец освободила руки и перешла к делу: – Давай-ка сюда книгу, пора ей вернуться на место.
  Мальчик кивнул и вытащил из белого пакета на стойку книгу с серебристой обложкой. Женщина машинально вытерла руки о подол и удивленно повернулась к коллеге: – Маша, ты помнишь такую?
  Женщина отрицательно качнула головой.
  – А еще записка есть, он просил прочитать. Сейчас, – мальчик начал шариться по карманам. – Вот! Сначала тут на иностранном, я где по-русски прочитаю: “Привет. Я Паша, а это книга холода. Фригус локус. “
  Женщины только успели переглянуться, как ледяная корочка от пола до макушек сковала тела всех присутствующих в их причудливых позах. Воцарилась тишина. Библиотечная пыль в лучах солнца переливалась золотыми песчинками, чистейшие льдинка на застывших телах бликовали и слегка потрескивали от прилагаемых усилий для освобождения.
  Дверь отворилась. Рыжебородый медленно прошел в центр помещения.
  – Так-так! А вот и мы – славные библиотекари! – Павел изобразил что-то вроде реверанса. – Вы такие грозные и сильные, ух-х! От меня и мокрого места не останется, да?! – обратился он к ближайшей фигуре.
  Мужчина поправил патронташ и, еще раз окинув взглядом присутствующих, продолжил монолог: – Так. Три библиотекаря и ребенок. Кого-то не хватает…
  В этот момент дверь снова отворилась и второпях вбежал Алексей.
  – Что за дела, – замер он от удивления и бросил на пол рюкзак.
  Павел кинул на вошедшего оценивающий взгляд.
  – Это Вы натворили? Кто Вы? – в руке Алексей появился миниатюрный вариант книги воздуха.
  – А я уж подумал, кто из читателей заглянул не вовремя, – сказал это, Павел радостно улыбнулся: – Замечательно! А то уж слишком просто все получилось.
  – Гражданин, прекращайте, – голос Алексея заметно дрожал. Еще бы – в первое то дежурство и без деда, – Запечатайте книгу и сдавайтесь!
  – Сынок, послушай, – заговорил низким голосом Павел, а сам открыл защелку на голубой книге со значком волны, – Такое дело…
  И не успел договорить, как Алексей мгновенно сотворил заклятье воздушной стрелы:
  – Арру арру!
  Рефлексы не подвели Павла: кувырком ушел от атаки.
  – Попытка засчитана, парень, – крикнул рыжий поднявшись. – Теперь настоящее испытание. Кубус аква!
  “Попался,” – подумал Алексей и почувствовал, как потерял опору. Успел только моргнуть, как вода из подпола заполнила все помещение: подняла вверх все, что лежало, потянула книги с полок и странным образом никуда не уходила. Алексей видел перед собой нарушителя, как тот вставляет в рот круглое устройство и из него начинают идти пузырьки. Павел указал пальцем сначала на скованных льдом людей, потом на наручные часы.
  “Он что, играет со мной?” – подумал Алексей и выгоняя последний воздух из легких попытался произнести: “Аэрэм балуун”, и приложил свободную руку к макушке. Парню просто повезло: вокруг головы материализовался воздушный пузырь.
  “Неплохо,” – оценил сноровку противника Павел.
  – Арру Арру! Арру Арру! Арру Арру! – Алексей рукой направил воздушные стрелы к скованным коллегам и ребенку. Точные попадания сбили корки льда с голов и, трижды произнеся: “Аэрэм балуун”, Алексей создал вокруг них дыхательные пузыри.
  “Совсем недурно! – думал Павел, – Парень хорош!”
  Алексей же, не тратя времени, перешел в активное наступление. Воздушные стрелы одна за другой торпедами мчались на Павла и он не придумал ничего лучше, кроме как запечатать книгу Воды. И все рухнуло. Мокрые книги, люди и его самооценка: как первогодка он еле успел под непрекращающимся натиском Алексея распечатать книгу земли и заклятьем “Клипеум” сотворить щит.
  – Стоп! Стоп! Хватит, парень! – прокричал Павел, загнанный в угол библиотеки.
  Женщины уползли за стойку, прихватив с собой мальчишку.
  Алексей не смог удержаться на ногах и, выставив руки перед собой, упал на колени.
  – Фолы на пол и руки вверх, – говорил он с отдышкой.

  Павел сделал по-своему: вернул книги под застежки на патронташе и сел на пол, прислонившись к стене.
  – Ты кто, парень? Здесь же дедуля дежурил, а? Ты откуда такой взялся?
  – Неважно. Вы попадете под Трибунал Ордена, – ответил Алексей и гордо поднялся.
  – Я и есть Орден. Павел Хромов, центральная библиотека Москвы.
  – Врете…

  – Не хорошо так старшим по званию отвечать. С проверкой я приехал. В багажнике моей машины есть фолты на восстановление, – Павел повертел в воздухе пальцем из стороны в сторону, – Отдышусь – принесу.
  – Покажите печать.
  – Извольте убедиться, – Павел оттянул ворот рубашки, чтобы было хорошенько видно отметину прямоугольника с ключом, – Доволен?
  Алексей кивнул.
  – Значит проверка? Дед вовремя на пенсию ушел.
  – Так вот почему здесь новый шериф. Хорошо тебя Борис Иваныч подготовил, передавай ему привет.
  – Ага. Помочь подняться?
  – Давай, – ответил Павел и протянул парню руку.
  Переведя дух и восстановив за каких-то тридцать минут последствия стычки, Алексей и Павел за чашкой горячего чая сели у окна, пока женщины в кабинете директора производили манипуляции над памятью ребенка.
  – Павел, а как оно сейчас в столице-то? – спросил Алексей и сёрпая хлебнул из блюдца.
  – Да хорошо все, Леш, спокойно. Слишком. Вот и решили перетряхнуть филиалы – на всякий случай, понимаешь? А ты – молодец…
  – Да что Вы, это моя обязанность, – довольно улыбнулся Алексей и сделал еще глоток.
  Павел смотрел в окно: там деревья шумели кронами и небо потихоньку заволакивали темные облака.
  – Гроза будет, наверное, – озвучил Алексей, пытаясь поймать мысли Павла.
  – Наверное.
  Алексей стал разглядывать патронташ, его привлекло отсутствие фиолетового фолта. Минут десять назад был на месте… Почему Павел держит на виду только левую руку, хотя сам правша…
  – Его ведь здесь нет, Леш? – не поворачиваясь спросил Павел.
  – О чем это Вы?
  – Кристалл Рода.
  – С чего Вы так решили?
  – Артефакт очень ценный. Назначено четыре библиотекаря, а фолт только у тебя – не боитесь налёта? С чего вдруг?
  – Павел? – Алексей насторожился, поставил блюдце на стол и опустил руку в карман за фолтом Воздуха. Послышался щелчок.
  – Каптис, – произнес Павел, после чего из-под стола к глазам собеседника устремились фиолетовые энергетические струйки. Алексей ничего не успел сделать, только болезненно сморщился и закрыл глаза. Открыв, фиолетовыми зрачками покорно уставился в лицо Павла.
  – Заклятье действует недолго, не моя специализация. Но я успею. Где Кристалл, сынок?
  – Не знаю, хозяин.
  – Ты сам видел этот артефакт?
  – Видел, хозяин. Давно.
  – Как он выглядел?
  – Шестигранный стержень, зеленый.
  – Еще.
  – Такой же, как на трости моего деда, только гораздо больше…
  – Вот же хитрец, Борис Иваныч, – процедил Павел. – Не как, а на трости твоего деда и есть Кристалл Рода, тупица. Он в воде увеличивается, а без – уменьшается. Все – я узнал, что хотел. Сиди здесь и забудь о разговоре.
  Павел вскочил с места и побежал к выходу, в это мгновение в зал вошла Мария.
  – Леш, чего это он?

  Алексей не ответил. Мария удивилась реакции парня, тупо уставившегося после вопроса на чайник. Подошла ближе:
  – Леш, с тобой все хорошо? – взялась пальцами за гладковыбритый подбородок юноши и повернула лицом к себе, – Господи, это подчинение! Леша! Очнись, сынок!
  Мария отвесила за первой пощечиной еще, пытаясь привести Алексея в сознание, пока наконец фиолетовая дымка не испарилась.
  – Павел! Мария Сергевна, он! – запричитал Алексей, широко раскрыв глаза, – Он поехал к деду! Нужно срочно домой! Пустите!
  Алексей отодвинул женщину и побежал стремглав на улицу.
  ***
  Он бежал что было сил. Угнаться за машиной – дело невозможное, применять фолты – еще невозможнее: с тем мальчишкой еще непонятно, а тут сотни или тысячи свидетелей. Тучи заволокли город и небесные краны открылись навсю. На горизонте сверкнуло и тут же раздался гром – ненастье здесь, а родной дом еще там – через улицу.
  Дом Бориса Ивановича находился под горой, в окнах сверкнуло и раздался приглушенный грохот. Алексей ускорился. Когда добрался до калитки знакомый грохот повторился уже со стороны огорода, потом еще и еще. Сердце забилось так сильно, будто пыталось вырваться наружу. Алексей обошел дом справа, пробегая через виноградную арку, поскользнулся и пролетел прямо до линии посадок.
  Весь в грязи, большим пальцем Алексей щелкнул замком и, поднимаясь из лужи, распечатал книгу Воздуха. Озираясь по сторонам, парень не смог найти взглядом ни врага, ни деда, только хлесткий дождь и пронизывающий ветер. Посадки исчезли, оставив землю в глубоких выщерблинах и черной золе. Алексей шагнул вперед, под ногой хрустнуло. Приглядевшись, он увидел подобие кисти, только из глины. Дальше – больше: еще части каменных и глиняных тел, будто в одно мгновение из земляных могил была поднята армия и почти в тоже мгновение уничтожена неведомой силой. Продвигаясь дальше Алексей увидел знакомый патронташ, почти пустой. Сделав еще пару шагов наткнулся на глубокую борозду: ширина такая, будто огромный валун протащили. И парень пошел по ней, чуя нутром – если столкновение закончилось, то именно на ее конце.
  – Алеша, – донесся до Алексея хриплый голос старика, – Внучок, Господи, ты жив…
  – Дедушка! – откликнулся парень, пробегая мимо огромной человекоподобной фигуры с проросшим сквозь середину корнем.
  – Я… я решил, что этот рыжий плут убил тебя, – заговорил старик, когда парень опустился рядом на колени, – Я воззвал к таким силам, отчаяние поглотило…
  – Деда, ты ранен?
  – Пустяки, – ответил старик, пока неистовый дождь сбивал багровые капли с губ и побледневшего лица.
  – У него в машине есть фолты восстановления, ты только не отключайся, я мигом!
  – Все хорошо, – сказал Борис Иванович и трясущейся рукой показал на нависшую над ними глиняную фигуру. – Кристалл спас нас… – старик кашлянул багрянцем и продолжил: – Возьми трость, сбереги.
  – Нет, хранитель – ты!
  – Теперь это бремя твое, Алексей.
  – Брось, я все исправлю! 
  – Прощай, – сказал старик и голова безжизненно поникла.